Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

port001

Полицейские чины в общество не приглашались

  Полиция в столице составляла целую иерархическую лестницу, во главе которой стоял градоначальник. Далее следовали (в каждой части) — полицмейстер, пристав, помощники пристава, околоточные, квартальные и постовые городовые. В обязанности домовладельцев, старших дворников и швейцаров входило содействие полиции в выявлении и пресечении правонарушений. На первый взгляд — стройная система, которая должна была обеспечить порядок в городе. На самом же деле все было не так. Полицейские чины были взяточники. За взятку можно было замазать всякое правонарушение и даже преступление. Поэтому полиция не пользовалась в народе уважением, ее не почитали и попросту презирали. Простой люд видел в них грубых насильников. Они могли ни за что посадить в «кутузку», заехать в зубы, наложить штраф, чинить препятствия в самом правом деле. Интеллигентные люди презирали полицию за преследование передовых людей, с брезгливостью относились к полицейским, как нечистоплотным людям.

  Полицейские чины в общество не приглашались. Даже сравнительно невзыскательный круг купцов Сенного рынка или жуликоватые торгаши Александровского рынка не звали в гости ни пристава, ни его помощников, а уж тем более околоточного. Если требовалось ублажить кого-нибудь из них, приглашали в ресторан или трактир, смотря по чину. Нередко за угощением «обделывались» темные дела, вплоть до сокрытия преступления.

  По праздникам взятки носили почти узаконенный характер. Считалось обязательным, чтобы домовладельцы, торговцы, предприниматели посылали всем начальствующим в полицейском участке к Новому году и прочим большим праздникам поздравления со «вложением». Околоточным, квартальным и городовым «поздравления» вручались прямо в руки, так как поздравлять они являлись сами. Давать было необходимо, иначе могли замучить домовладельцев штрафами: то песком панель не посыпана, то помойная яма не вычищена, то снег с крыш не убран. Драли, как говорилось, «с живого и мертвого», и на «Антона и на Онуфрия», как сказано у Гоголя. Платили владельцы предприятий, больших и малых, платили деньгами, натурой. Даже «ваньки» и ломовые извозчики должны были платить из своих скудных заработков, «бросать» двугривенный или полтинник. Делалось это так: ломовик или извозчик допустил какое-нибудь малейшее нарушение правил движения, например, при следовании «гусем» вместо интервала в три сажени сблизился до двух или обогнал, где не положено, а то и ничего не нарушил, но городовой посмотрел возчику вслед и записал номер, значит, будет штраф, а чтобы его не было, лучше заранее заплатить. И возчик бросал под ноги городовому двадцать, а то и более копеек. Одновременно он кричал: «Берегись!» Городовой понимал условный клич, смотрел под ноги, а увидев монету, незаметно становился на нее сапогом.

Д. А. Засосов, В. И. Пызин
Из жизни Петербурга 1890-1910-х годов
port001

Худший в мире фоторобот

    Худший в мире фоторобот, который успел повеселить интернет-пользователей по всему миру, в итоге помог полицейским поймать убийцу боливийского таксиста. 

 

    Портрет преступника карандашом набросала единственная свидетельница преступления, живущая недалеко от места убийства.

    Женщина даром художника не обладает, так что рисунок получился слегка схематичным. По правде говоря, так обычно рисуют дети лет пяти.

    Впрочем, полицейские отнеслись к "фотороботу" серьезно. Его показали в эфире одного из местных каналов, а видеоролик с сюжетом немедленно стал хитом в YouTube.  

 

 

Спустя несколько месяцев схематичный рисунок все же пригодился не только любителям интернет-приколов, но и полицейским. В Сети этого человека узнали. Подозреваемый был задержан и предстал перед телекамерами.

По материалам itogi.ru

 

Ну, и кто теперь скажет, что портреты, вышедшие из-под кисти Пабло Пикассо далеки от жизни? 

 

     
 
    

 

port001

Пистолет

Семилетний оболтус хвастается:
- А у моего папы есть пистолет. Настоящий.
Спрашиваю:
- Да? Твой папа военный?
- Нет, мой папа милиционер.
- Ты, наверное, тоже хочешь стать милиционером, когда вырастешь?
- Нет.
- А кем же?
- Я хочу стать преступником!